February 7th, 2014

ГОРА МОИСЕЯ (прошу не путать с одноименным колледжем)

4-я заповедь.
"Помни день субботний, что бы святить его". Исх. 20:8

Вызывает самые ожесточенные споры между почитателями субботы и воскресения. Христиане оправдываются как правило словами апостола Павла: "Кто соблюдает дни, для Господа соблюдает. Кто не соблюдает дни- для Господа не соблюдает." Другие говорят: ну ведь это 4-я заповедь!
Из раней юности запомнил спор юнного баптиста и адвентиста. Три ученика и десять классов. Классы- заповеди, ученики- православный, баптист, адвентист. Первый клас- 1-я заповедь у всех совпадает.
На 2-ой заповеди "не сотвори себе кумира" - отстает православный: сплошные кумиры в церкви. В третий класс переходят двое, оба стараются не произносить имени Господа Бога напрасно. И баптист и адвентист переходят в четвертый класс. Помни день субботний, 4 класс, 4-я заповедь. Дальше продолжает один адвентист. Вот доказательство истинности веры адвентистов.
Конечно, христиан, исполняющих субботний день, ничтожно мало. Заповедь стараются исполнять только евреи. И какой из 7 дней - та самая суббота в которую отдыхал сам Господь? Что думаем?

7

ПАМЯТНЫЕ СТРАНИЦЫ

Алексей Федорович Прокофьев - первый лидер Инициативного движения (до своего ареста в апреле 1962 года), впоследствии отлученный от СЦ ЕХБ. Историк евангельского движения в СССР Вальтер Заватски писал, что Прокофьев - это "человек, о котором сравнительно мало известно", неожиданно ставший "помехой для реформаторов" (т. е. для руководителей СЦ ЕХБ).
Атеист
Алексей Прокофьев родился в 1915 году в городе Ишим Тюменской области. Своих родителей он не знал, а воспитывался в приемной семье Прокофьевых. В 1931 году после смерти своей применой матери он поступил педагогический техникум, после которого стал учителем.
Нужно отметить, что в юности Прокофьев не получил религиозного воспитания и жизнь его, по собственному признанию, "не отличалась нравственностью".[2]
В 1937 году он женился, но вскоре развелся. В 1938 году женился повторно на Прасковье Марковне Подобед, которая в 1940 году родила ему дочь Нину. В том же году Прокофьев поступил в университет на геологический факультет.
В 1941 году за рассказанный Прокофьевым общеизвестный анекдот его арестовали. Его осудили на 10 лет лишения свободы по политической статье, как клеветника на Советскую власть. Прокофьев отбывал срок в лагере под Норильском. Там он уверовал в Бога.
В 1951 году Прокофьев освободился. Он разыскал свою вторую жену и дочь. Жена простила его и приняла. Однако появление ревностного баптиста было замечено, Прокофьева вскоре арестовали сотрудники органов госбезопасности, однако через 8 суток отпустили.
Они переехали в Могилевскую область (к родным жены). Но вскоре и оттуда пришлось уехать, семья переехала в Никополь. Прокофьев нигде не могу найти работу, терпел преследования, но ревностно проповедовал Евангелие.
В 1954 году он был арестован и осужден повторно: на этот раз за миссионерскую деятельность, хотя и по политической статье. Его приговорили к 25 годам лагерей.[4]
В 1956 году, когда Алексей Прокофьев находился в Вятском лагере, туда прибыла комиссия по пересмотру дел заключенных. Хотя комиссия многих освободила прямо в лагере, Прокофьев добился лишь сокращения срока на 16 лет. Благодаря зачетам он освободился в 1958 году.
Два лагерных срока общей сложностью 14 лет не сломили его. Предположительно в 1958 году они пишет письмо-проповедь "О страхе" (см. иллюстрацию): "Что вы лучше желаете - страдать с народом Божьим или иметь временное наслаждение? Считаете ли вы поношение Христово БОЛЬШИМ богатством, чем египетские сокровища? Отрешились ли вы от всего, как Моисей и Павел?"
В декабре 1959 года, во время разворачивания в стране хрущёвской антирелигиозной кампании, ВСЕХБ принял два документа, «Положение о Союзе евангельских христиан-баптистов в СССР» и «Инструктивное письмо старшим пресвитерам ВСЕХБ», которые жестко регламентировали жизнь общин, запретили миссионерскую деятельность, крещение молодежи и т. д. Эти документы вызвлит волну возмущения в общинах, где и без того зрело недовольство сервильностью руководителей ВСЕХБ. В результате в общинах возникало движение, позже названное инициативным. Это движение возглавил Алексей Прокофьев, так что в первые годы участников движения чаще называли "прокофьевцами".[6]
В этот период Алексей Прокофьев много ездил по стране, - он объезжал общины в городах и поселках России, Украины, Белоруссии, Казахстана. В это время он совершал множество крещений молодежи, которую боялись крестить местные пресвитеры (некоторые общины в отместку впоследствии власти лишили регистрации). По выражению Б. М. Здоровца, Прокофьев "духом пламенел и зажигал других".[7] Он много времени уделял беседам с верующей молодежью, бывал в Москве и Ленинграде, проводил совещания своих сторонников.[8] Наконец, Прокофьев возглавил собственно Инициативную группу по созыву Всесоюзного съезда представителей общин ЕХБ. В августе 1961 года послание с таким требованием получили во ВСЕХБ. Под посланием стояло две подписи: первая - Прокофьева, вторая - Г. К. Крючкова.
"Я помню первую встречу, когда она была у нас в Киеве, в пригороде Киева. Был Прокофьев, был и Крючков, но Прокофьев выглядел более заметной фигурой, а Крючков менее заметной", - вспоминал Николай Константинович Величко[9] (бывший активист СЦ ЕХБ, позднее - президент Братсва независимых церквей и миссий ЕХБ Украины, ответственный пастор независимой церкви ЕХБ Киева).
Несмотря на игнорирование ВСЕХБ послания, Прокофьев продолжает деятельность по организации движения. Однако в апреле 1962 года его арестовывают в городе Жданов (ныне Мариуполь) Донецкой области Украины. Это произошло после того, как его сторонники во время проведения в Москве выставки "Транспорт в США" попытались передать американцам для дальнейшей переправки во Всемирный баптистский альянс документы о нарушениях прав верующих в СССР. [10][11]
В августе 1962 года суд приговаривает его 5 годам заключения и 5 - ссылки. Американская выставка в приговоре не фигурирует, набр обвинений - призывы молодежи к неучастию в общественной жизни, совершение крещений в октябре при температуре воды 14 градусов, втягивание в общину несовершеннолетних, проведение нелегальных собраний.[12]16 мая 1966 года верующие СЦ ЕХБ провели массовую молитву у здания ЦК КПСС в Москве. Это дело приняло политическое значение. Было произведено множество арестов, большинство задержанных получили по 15 суток, а двух руководителей СЦ ЕХБ - Г. П. Винса и Г. К. Крючкова в ноябре 1966 года осудили каждого на 3 года тюрьмы.
Прокофьев в это время отбывал наказание. Из его собственных писем известно, что в июне-сентябре 1966 года он находился в следственном изоляторе КГБ и допрашивался в связи с расследованием дела Винса-Крючкова.[13][14]
Из следственного изолятора он направил письмо-послание верующим СЦ ЕХБ, его копия была направлена во ВСЕХБ. Текст 12-страничного послания во вводной и заключительной части напоминал пасторские послания апостола Павла из Нового Завета (вплоть до точного повторения некоторых характерных речевых оборотов). В послании помимо благочестивых рассуждений, призывов строго следовать новозаветному учение, продолжать дело СЦ ЕХБ, прислушивать к голосу Духа Святого и т. д. содержатся две мысли, которые могли бы существенно скорректировать курс, взятый руководством СЦ ЕХБ ("Несмотря на все ошибки и недочеты, которые допускал я, общее направление, занятое СЦ ЕХБ - по воле Господа и Он одобряет его, однако нельзя закрывать глаза на все недочеты. Их необходимо устранить".[15])
Во-первых, Прокофьев не одобрил курс СЦ ЕХБ на кардинальное разделение общин ЕХБ и выход из общин сторонников СЦ ЕХБ с тем, чтобы образовать новые общины.
"В данной работе по очищению церкви ЕХБ я считаю преимуществом не отделяться, но, оставаясь в общине, проводить там разъяснительную работу. <...> Однако не все к этому способны и не всегда это возможно, так как зачастую тех, кто выступил против отступничества ВСЕХБ, за это исключили из общин или развили в общинах такую вражду, что искренние верующие вынуждены выделяться в самостоятельные группы. Но им не следует оставлять прежние общины, но используя все возможности, продолжать там работу в духе кротости, смирения, любви, оставаясь верным Господу", - писал Прокофьев.
Эта мысль не нова для Прокофьева. С самого начала Инициативного движения он стоял на том, что цель движение - единство верующих, а не разделение. Это, например, было прямо указано в Первом послании Инициативной группы (подписанным как Прокофьевым. так и Крючковым), с которого, собственно и началось движение (см. иллюстрацию). Курс на разделение ЕХБ был взят руководителями движения уже после ареста Прокофьева.
Во-вторых, по мнению Прокофьева, СЦ ЕХБ чрезмерно увлекался правозащитно-политической деятельностью.
"Прежде всего мы увлеклись бумажной перепиской и всякого рода ходатайствами об освобождении узников и проведении съезда. Наши протесты выливались в конфликты с органами советского правительства.
Всему этому нет основания в Библии. <...>
Советское правительство имеет закон наказывать, если мы производим возмущение, а еще хуже, если оказываем сопротивление силою, тогда как наша кротость должна быть всем известна. Мы дали повод говорить о нас плохое, из-за чего путь приходит в поношение.
<...> Господь дал нам власть и силу разрушеть дела дьявола, но как мы мало успеваем в этом. А почему? Господь сказал и нам, что "Сей род только изгоняется постом и молитвою".
<...>Обратиться к правительству можно, указать на допущенные несправедливости нужно, но выпрашивать, требовать, конечно, нельзя, а тем более производить возмущение, конфликты".[16]
Очевидно, что письмо из следственного изолятора было направлено легальным путем: в сохранившейся в архиве РС ЕХБ копии письма есть приписка Прокофьева, адресованная неназванному человеку (видимо, следователю или куратору КГБ) с просьбой перед отправкой письма вызвать его для личной беседы, а также запретом на сокращение или изменение текста письма.Вторую часть назначенного судом наказания, ссылку, Прокофьева направили отбывать в село Кежма Красноярского края. В ссылке он жил с дочерью от второго брака Ниной и некоторое время - с женой.[17] Из Кежмы в июне 1967 года Прокофьев отправил письмо, адресованное верующим СЦ ЕХБ. Это письмо было написано в раскаивающемся тоне, Прокофьев в нем фактически отменил "крамольные" (по отношению к курсу руководства СЦ ЕХБ) идеи из предыдущего послания.
Прокофьев писал, что его предыдущим письмом воспользовались "недруги дела Божия", а потому он хочет "детализировать отдельные, изложенные в письме свои мысли".
"Дорогие братья и сестры, пусть вас не смущает то, что я считал за преимущество не отделяться из общин, но оставаясь в общине проводить там разъяснительную работу., - писал он.
<...> На протяжении 5 лет я не находился среди верующих, которые вели борьбу со грехом, обличали лжепастырей, разъясняли овцам и вынесли на своих плечах всю тяжесть труда и борьбы, испытали гонения от внешних и поношение от злых делателей и были изгнаны ими из общин. На протяжении этого времени мне было неизвестно о всем сложном пути, пройденном Церковью, и теперь, когда я имею возможность ознакомиться о всех обстоятельствах, принятых мерах Церковью и оказанных противодействиях со стороны ВСЕХБ, старших и поместных пресвитеров, я хочу сказать, что путь, которым вел и ведет Господь Церковь единственно верный путь"[18]
Почти через год после "покаянного письма", в апреле 1968 года, Прокофьева в Кежме посетил представитель ВСЕХБ Ф. М. Верлан. Посещение длилось две недели. Сохранился отчет Верлана об этой поездке. Верлан сообщил, что когда Прокофьеву показали новый Устав ВСЕХБ, он не нашел в нем ничего противоречащего Библии, что Прокофьев обещал больше не писать ничего против ВСЕХБ, что он против организации второго Союза (т. е. СЦ ЕХБ), что первое свое послание с покаянием считает верным.
В конце отчета Верлан отметил: "Прокофьев был на волосок от отлучения в СЦ, по-видимому за это Послание. Это заставило его изменить первое Послание. Человек он непостоянный".[19]
Спустя еще полтора года СЦ ЕХБ разослал по общинам сообщение об отлучении Прокофьева за грех прелюбодеяния. В нем говорилось, что решение об отлучении принято 4 сентября 1969 года Енисейской церковью ЕХБ, в которой состоял Прокофьев. В рассмотрении дела Прокофьева участвовали два члена СЦ. Факт был установлен свидетельством жительницы Енисейска, согрешившей с ним, а также признан им самим, причем письменно. "Разосланные Прокофьевым личные письма, наставления и прочие сочинения следует рассматривать, как имеющие частный характер, и не допускать их распространения", - говорилось в сообщении.[20]В дальнейшем А. Ф. Прокофьев поселился в Красноярске, став членом местной общины, которая, "не без его влияния" отшла от позиций СЦ ЕХБ и подала заявление на регистрацию.[21]
Некоторые сведения о дальнейшей жизни Прокофьева сообщает Борис Максимович Здоровец в своем эссе "Каким судом судите".[22] По его словам, Прокофьев каялся в своем грехе неоднократно, - и сразу, и впоследствии.
"Прокофьев – как многие слышали - два последние года плакал день и ночь ни на час не переставая лил слезы… А до этого написал покаянное письмо, в котором еще и еще раз сокрушался в своем грехе, и причину (за что Бог попустил) видел в том, что первый подал идею об отлучении служителей ВСЕХБ".
Здоровец приводит текст одного из писем Прокофьева с покаянием:
Открытое письмо
Ко всем братьям и сестрам в Господе от Прокофьева Алексея Федоровича.
Я сознаю и сокрушаюсь, что согрешил не только против Господа и Духа Святого, но и против Его народа и ближних, с которыми живу на земле. Своими преступлениями я положил пятно на Истину, и дал повод врагам Господа хулить имя Его
Я не послужил для вас примером, достойным подражания и принес вам много горя.
Просматривая свой жизненный путь пред Господом, не постигаю Его любовь и милость явленные ко мне. По своим грехам я не достоин был жить на земле и должен был занять место в аду.
Но Господь не прервал мою жизнь, не воздал по беззакониям моим. Он продолжает Свою работу и в моем сердце Духом Святым, достигая Своих целей по очищению и освящению моей жизни. я обращаюсь к вам с просьбой простить меня во имя любви Христа и принять меня в члены Церкви Его, чтоб последние дни моей жизни были посвящены Господу для исполнения не только воли Господа, но и желаний Его во славу Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. 21 октября 1980 года
Здоровец также сообщает о его кончине.
... В аэропорту, по пути домой, стало плохо - инсульт с параличом тела и утратой дара речи. В таком состоянии находился два года с полным сохранением сознания; на вопросы отвечал глазами, и до последнего вздоха о чем-то плакал; тихо отошел в Вечность в присутствии жены Нины и детей. Похороны были сверх скромные, почти как нищего Лазаря, который «на лоно Авраамово был отнесен ангелами».
http://baptistru.info/index.php/Прокофьев,_Алексей_Федорович
Prokofiev