Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Молодежь 70-х ( 8-я часть)

Алексей Михайлович Бычков.

 

Алексей Михайлович Бычков появился в руководстве в начале 70-х, сразу после смерти Карева. Он был назначен на должность генерального секретаря ВСЕХБ. До этого он работал на производстве и внутри церкви известен не был. Скорее всего его назначение стало результатом кропотливой работы Совета по делам религии. В своей книге воспоминаний он не пишет об этом, и о предыстории его назначения мы, скорее всего, никогда не узнаем, и эта тайна умрет вместе с ним. На одном из первых собраний после смерти Карева он был представлен, после чего стал появляться на кафедре и даже начал проповедовать в Центральной церкви. Проповедовал он не хуже других, хотя чувствовалось, что у него не было богословского образования, как, например, у Жидкова или Ткаченко. Молодежь в то время была довольно активной и не была встроена в церковные структуры, поэтому Бычкову, скорее всего, вменили в обязанность обуздать молодежные порывы. На мой взгляд, он поначалу не пытался искать контакт с молодыми верующими и начал контактировать с нами гораздо позже, когда с этой частью прихожан уже нельзя было не считаться. Однако вся жизнь Центральной баптистской церкви того времени проходила под влиянием или при участии генерального секретаря Бычкова.

Он много ездил по разным странам, где рассказывал, как свободно живут верующие в СССР. Он неплохо владел английским языком. Я бы не сказал, что на нем лежала внутренняя работа, ею в основном занимался председатель Союза Клименко. Правой рукой Бычкова был Виталий Григорьевич Куликов, ставший на какой-то период даже главным спикером Московской баптистской церкви.

Мои отношения с Бычковым не складывались. За некоторое время до моего ареста он меня перестал замечать и даже перестал здороваться. Обычно в коридоре я находился в окружении молодежи. Бычков же быстро проходил в кабинет, который надежно защищал от посторонних его секретарь. Некоторое время эту должность исполняла Лидия Ильинична Иванова, дочь Ильи Григорьевича Иванова. Сам Виталий Григорьевич Куликов тоже ревностно охранял двери в кабинет Бычкова, так что попасть туда было непросто. Он всегда сидел с кем-то, постоянно был чем-то занят. В общем он не был легкодоступным руководителем.

Прошло время и Алексей Михайлович ушел из ВСЕХБ и возглавил Семинарию евангельских христиан, и там мы уже встречались, но это уже было намного позже. Помню, он позвонил мне и сказад: «Я пишу книгу, послушай абзац о себе». Он прочитал этот абзац. Я к тому времени уже много лет возглавлял издательство «Протестант» и особой радости от услышанного не проявил. «Ну ладно», - сказал я в ответ на услышанное. К сожалению, этот абзац в окончательный текст книги не вошел. Вероятно моя реакция показалась автору недостаточно восторженной. Эту книгу поначалу я собирался печатать, но напечатал ее в итоге мой друг Дунаевский. Книга Бычкова в целом меня разочаровала. В ней ничего не говорилось о том, как формировалась политика ВСЕХБ во времена руководства Бычкова. В отношении молодежи, повторюсь, Алексей Михайлович всегда занимал охранительную позицию, потому что ему всегда доставалось за ее излишнюю активность.

Зная английский язык, Алексей Михайлович часто выступал с переводом именитых гостей. Сопровождал их в поездках по стране и был надежным проводником политики государства в жизни баптистского союза и церкви. Он однозначно считал, что свобод в нашей стране достаточно или почти достаточно и предпочитал о них рассказывать иностранцам. Он был враждебно настроен в отношении членов Совета церквей, и те платили ему взаимностью. В понимании многих Бычков был сторонником и апологетом враждебной нашей христианской свободе линии. Мое окружение и я лично зачисляли его во враги, оккупировавшие нашу церковь, чью власть на тот момент мы еще не могли свергнуть. Мы рассматривали его как ставленника органов госбезопасности, несмотря на все его попытки зарекомендовать себя как искреннего христианина. Надо отметить, что он разделил участь всего руководства ВСЕХБ: верующих детей у него не было, в церковь, в которой проповедовал их отец, они не ходили. В моем понимании это была плата за работу, которую он и другие руководители церкви и Союза осуществляли.

Я был несколько раз у Бычкова дома: он жил в Отрадном, недалеко от Петра Абрашкина. Его жена, весьма приветливая женщина, поила нас чаем. Но иногда по ее лицу было заметно, что в доме говорили про меня, про взаимоотношения молодежи и руководства, и вероятнее всего не в самой комплиментарной форме.

До конца его руководящей карьеры я и мое окружение считали его ставленником государства. Но я думаю, что он все-таки верующий человек и что его сердце после распада СССР и потери работы пережило изменение. Логвиненко, новый председатель, не взял его на работу в Российский Союз Евангельских христиан-баптистов. Возможно, и возраст сыграл свою роль, хотя в то время он еще был крепок и мог бы поработать.

Подводя итог, могу сказать, что наши личные взаимоотношения с Бычковым были всегда натянутыми и ничего выдающегося из них не вышло. Правильно это или нет не берусь сказать даже с высоты прожитых лет.

В предисловии к своей книге «Мой жизненный путь» Алексей Михайлович Бычков так оценивал свою работу в должности генерального секретаря Всесоюзного Совета евангельских христиан-баптистов, которую он занимал с 1971 года по 1990: «Как во всяком деле бывают ошибки, непонимания среди людей, в чем-то нас упрекали за неправильные действия (Совет церквей), но мы старались не отвечать на обиды; с помощью Божьей добиваться освобождения узников и восстановления уволенных (авторское словоупотребление сохранено) из ВУЗов; трудиться в проповеди Евангелия для спасения грешников и сохранения Церкви! В то время мы добивались разрешения у власти имущих строить молитвенные дома в разных городах нашей необъятной Родины, крестить вновь уверовавших. В те годы насущным было — утолить духовную жажду соотечественников и наладить поставки Библий из-за рубежа...»

В своей книге Алексей Михайлович описал свой духовный путь. Покаяние его состоялось 6 ноября 1949 года в кругу друзей. В то время он был студентом института. Он рассказывает о двух встречах с сотрудниками КГБ, которые предложили сотрудничество с органами, в противном случае — тюрьма. Он отказывается, за что его, студента пятого курса, отличника, старосту, профорга и комсорга, отчисляют как сектанта. Он устраивается на работу техником-строителем в проектную контору, где работает 19 лет. Со временем контора становится Проектным институтом «Гипроавтотранс». Документацию в новых условиях надо было готовить на английском языке. Для этого Алексей Михайлович заканчивает вечерний факультет при Педагогическом институте иностранных языков. Но английский ему также нужен, чтобы читать религиозную литературу, в частности книги из личной библиотеки Ивана Степановича Проханова. После 19 лет работы на гражданской службе начальником отдела руководящие братья Московской баптистской церкви, в том числе и Александр Васильевич Карев, предложили ему перейти на работу во ВСЕХБ. Согласие Алексей Михайлович дал не сразу. Советовался с супругой. «Много лет ты работал на «кесаря», - сказала она, - теперь Бог тебя призывает, чтобы ты служил Ему». «Эти слова, - пишет Бычков, - я принял как от Господа».

Накануне своего сорокалетия ему было поручено сказать свою первую проповедь в МОЕХБ. Тема проповеди была: «Посему, подражайте мне, как я — Христу» (1 Кор. 14:16). «Со стороны Михаила Яковлевича Жидкова была критика по поводу сказанного. «Я понял и твердо решил больше и серьезнее изучать Слово Божье, - пишет Бычков, - и делать это необходимо с глубокой молитвой». В 1968 году, когда началась подготовка к открытию Заочных Библейских курсов, А.В. Карев поручил А.М. Бычкову подготовить учебник по христианской догматике. За основу была взята книга Роберта Эванса «Доктрины Библии». Сделанный Бычковым перевод был одобрен Каревым. Небольшое добавление в главе о грехопадении было сделано А.И. Мицкевичем.

1 июля 1969 года Алексей Михайлович вступил на новое духовное служение во ВСЕХБ. Братья поручили ему заниматься перепиской. Письма были весьма разнообразными: частными, церковными, семейными, жалобы и т. д. Этим отделом руководил А.В. Карев. Он сразу же поручил ему готовить проекты ответов, говоря: «Вникай в суть дела и ответ готовь, как маленькое послание братьям на местах, с любовью». По просьбе братьев А.М. Бычкову довелось делать переводы различных материалов с английского языка.

На съезде братства в 1969 году он был избран в члены Президиума ВСЕХБ, в мае 1970 года был рукоположен на пресвитерское служение Президентом Всемирного Союза баптистов У. Толбертом (Президентом Либерии) и И.Г. Ивановым. «С того дня Толберт, - пишет Бычков, - называл меня «Мой сын», а я его - «Мой отец».

22 декабря 1971 года, через месяц после смерти Александра Васильевича Карева, в Москве состоялся Пленум ВСЕХБ. Все выступавшие единодушно одобрили, выдвинутую Президиумом, кандидатуру А.М. Бычкова, и Пленум избрал его генеральным секретарем ВСЕХБ.