Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Молодежь 70-х (5 часть). Воспоминания Федичкина А.В.

    Группа Александра Федичкина, или группа МГУ

Группа МГУ, или «московская группа учащихся» при Центральной баптистской церкви, состояла в основном из детей верующих родителей, которые были друзьями еще в 50-е годы прошлого века. Они сами были детьми верующих родителей и, в основном, в Москву приехали из других городов после войны. Это была семья Кочетковых: Георгия Ивановича и Натальи Герасимовны (их дети Татьяна, Елена, Ирина), семья Фатеевых: Николая Степановича и Марии Илларионовны (их дети Александр и Виктор), семья Федичкиных: Василия Прокофьевича и Антонины Елисеевны (их дети Александр и Владимир, то есть я и мой брат) – именно эти люди составляли основу  группы. Позже к группе стали присоединяться наши друзья. Например, дети Вениамина Леонтьевича и Нины Владимировны Федичкиных — Людмила и Любовь. Мы собирались как друзья чуть ли не с 12 лет. А потом на Рождество, то ли 65-го, то ли 66-го года,  собрались у Кочетковых после богослужения и решили, что пора нам собираться отдельной группой. Мы решили, что лучший способ общаться — это вместе петь. В церкви в то время уже существовал 3-й хор — молодежный. Мы, будучи музыкантами, решили петь на четыре голоса. Девушки пели первыми голосами, парни — тенором и басом. К нам через некоторое время добавились Виктория Викторовна Петрова (Мажарова) и Галина Борисовна Мордовина, ее отец, Мордовин Борис Павлович был знакомым наших родителей и служил в свое время регентом хора Центральной церкви, до Леонида Федоровича Ткаченко. Также через некоторое время в нашу группу вошли Александр Скринчук, Наталья Покидова, Люся Стрельникова и Ирина Тимченко (сегодня она руководит хором Центральной церкви). Таким образом, этот круг детей-друзей и составил основу группы МГУ. Так наша группа называлась потому, что практически все ее члены учились в вузах. К 1967 году мы уже довольно активно несли служение. У нас сохранились фотографии 1968 года, на которых мы ездим по Подмосковным церквям и посещаем церкви. Я с года 63-го по инициативе моего отца ездил во Фрязево и помогал там Бодовскому Василию Тимофеевичу организовывать хор, потому что у меня было музыкальное образование.

Временами к нам в группу приходили новые люди, но они не задерживались. Мы, братья, пытались пригласить новых членов, после богослужения выходили к тому месту, где пел хор, - там всегда толпилась молодежь, в том числе и гости церкви. На тот момент в церкви существовало несколько групп: группа Епишина, группа Семченко, самая многочисленная группа церкви. Возможно, при отборе людей в нашу группу срабатывал какой-то культурно-интеллектуальный фильтр, все-таки в основном мы все были студентами. Наша группа была небольшой — человек 12, максимум 15. Так дела обстояли до того момента, пока в Москву не приехал Евгений Семенович Гончаренко. Это уже было после 1974 года, когда я вернулся из армии. В мое отсутствие группа продолжала существование. (При коллективном руководстве группу все равно почему-то называли группой Александра Федичкина). После того, как образовался 3-й молодежный хор с регентом Гончаренко, каждая группа направила в него своих представителей. Члены нашей группы были самыми подготовленными.

Мы все понимали, что у каждой группы есть своя специфика. Думаю, что о каком-то противостоянии, соперничестве говорить не приходилось. Николай Епишин работал, в основном, с приехавшими на работу, с теми, кого звали «лимитчики». Это были люди постарше, приехавшие в Москву издалека: с Украины, из Белоруссии. Александр Семченко собрал вокруг себя в основном московские семьи пролетарского происхождения. Наша группа объединяла московские интеллигентские семьи. Ни одна группа не была слишком большой, поэтому мы проводили совместные походы, выезды. Была какая-то внутренняя деятельность, но также были общие дела, которые координировал Молодежный совет, созданный со временем. На уровне руководителей мы никогда не противопоставляли группы друг другу, даже когда появилась четвертая группа — Веры Петровны Блиновой. Это была группа младшей молодежи, они существовали и росли рядом с нами, и мы всегда ее воспринимали как одну из молодежных групп церкви.

В Москве была молодежь, которая не вошла ни в какие группы. Она группировалась вокруг хора, которым руководил сперва Борис Арсентьевич Бережной, а позже - Евгений Семенович Гончаренко, привлекали они и Александра Чепурного. Они тоже старались жить как группа, но у них не получалось. Все-таки это был хор, там, конечно, тоже звучало Слово, были поездки, но это была жизнь хоровая. Была еще группа, вошедшая в так называемый второй хор.

В нашей группе МГУ было несколько поколений, минимум три. Первое поколение — до образования третьего хора (Гончаренко). Это поколение ушло в хор и уже не могло регулярно посещать общение, мы пригласили новую молодежь, благо родители всегда просили, чтобы мы занимались их детьми. Это было второе поколение нашей группы. Это поколение представляли дети Виктора Кригера (Андрей, Лида), сын пресвитера по Ставрополью Николая Сучкова. К нам приставали те приезжие, что учились в вузах, а из местных те, кого направляли родители. Пришли к нам сестры Галицины (сегодня Нина Галицина — жена руководителя Лосинской церкви). Присоединилась к нам и семья Котельниковых. Тоня Котельникова пела еще в первом хоре. Семья Павла Марсанта. В общем, мы «обслуживали» старожилов Москвы. Группа наша стала увеличиваться, до 40 человек. Приезжали девушки по лимиту и оставались. В 1978 начался новый набор. Я пережил три поколения. Мне помогала Надежда Самоварова и Татьяна Осипова. К нашей группе присоединился  Вадим Янченко, знаменитый поэт, кандидат искусствоведения. Позже он перешел в хор и был его истинным украшением.



3-й хор. В центре председатель ВСЕХ Б - Иванов И.Г.

Прочитайте.Тронуло. Автор неизвестен.

Работаю оператором в Теle2. Звонят разные люди, у всех свои проблемы. У кого «"гудок"не работает, у кого деньги списали, кто-то просто звонит и молчит… в среднем за день мне дозванивается около 300 абонентов, это около 7500 человек за месяц… Но был один единственный звонок, который я, наверное, никогда не забуду… был уже поздний вечер, у меня хорошее настроение, конец смены, позвонил мужчина, лет 50.
-"Компания Теле2, бла-бла-бла…» -"девушка,здравствуйте.посмотрите,когда с номера … последний раз звонки совершали.»
Проверяю пасп. данные, вижу, симка уже не пользуются несколько месяцев. Решила предупредить, что если абон. не пользуется сим в течении 180 дней, то она будет блокирована.
Он перебил меня:
-да, да я знаю. Это номер моей жены…
Молчание..
-вы меня слышите?
-да,простите…Это номер моей жены. Дело в том, что она умерла 4 месяца назад… на похоронах я положил телефон рядом с ней. И каждый вечер в 9 часов звоню ей, слушаю эту дурацкую мелодию из к/ф бриллиантовая рука, которая, почему-то, ей так нравилась… а сегодня я услышал, что телефон абонента выключен…наверное, батарея села… я хотел попросить вас, чтоб вы сим не блокировали… не хочу позвонить и услышать в трубке другую мелодию или чужой голос, хочу, чтобы этот телефон всегда был рядом с ней…
Он заплакал, у меня мурашки по всему телу пробежали. Я должна объяснить, что нужно, чтобы с этой сим хотя бы раз позвонили или смс отправили, но как бы это бредово звучало. Не знаю, что сказать, понимаю, что ничем, черт возьми, ему помочь не могу. Начала успокаивать его:
-я понимаю… мне очень жаль…
-девушка, вы не подумайте, что у меня с головой не все в порядке, просто я ее очень сильно люблю…
Бросил трубку… у меня слезы наворачивались, я была в ступоре… на линии очередь человек 30, а я сижу и плачу…
Только задуматься, насколько сильной бывает любовь, что даже осознавая, что уже ничего не вернуть, ничего не исправить, ты звонишь на номер уже в сотый раз и все надеешься… надеешься, что на том конце вновь услышишь любимый и до боли родной голос..